среда, 21 августа 2013 г.

Часть 2

Теперь, продолжая начатое в прологе, перейдём к тому, как изначально развивались события в высоких министерских и заводских кабинетах, которые послужили одной из ключевых причин произошедшего надрыва “тайского” контракта. Для этого обратимся к истории создания концерна и его работе по продвижению исполнения контракта.
Государственный концерн “Укроборонпром” был создан в соответствии с Указом Президента Украины №1245/2010 от 12декабря 2010 года ”О мерах по повышению эффективности деятельности оборонно-промышленного комплекса Украины”. Согласно документу до 10 января 2011 года Кабинет министров должен принять меры по созданию государственного хозяйственного объединения “Укроборонпром” из государственных предприятий, осуществляющих хозяйственную деятельность в сфере разработки, изготовления, реализации, ремонта, модернизации, и утилизации вооружения, военной и специальной техники и боеприпасов, участвуют в военно-техническом сотрудничестве с иностранными государствами.
При реализации этой важной государственной программы рассматривалось несколько возможных моделей организации украинской оборонки - от создания Министерства ОПК на базе профильных департаментов бывшего Минпромполитики (модернизированная версия схемы советских времен) и до «американской», - либерализации всей сферы производства и продажи вооружений, когда в природе не существует ни государственного управления, ни ОПК как единой структуры, а роль государства сводится лишь к экспортному контролю. Создание «Укроборонпрома» - реализация попытки создания модели национальной холдинговой компании, которая объединила в себе производителя и экспортера различных видов современных вооружений
Кабинет Министров не стал ждать наступления нового года и уже 29 декабря 2010 года объявил о создании "Укроборонпрома", включив в него семь предприятий военно-оборонного комплекса, в том числе "Укрспецэкспорт" - компанию, которая является уполномоченным государством посредником, осуществляющим внешнеэкономическую деятельность в сфере экспорта и импорта продукции и услуг военного и специального назначения.
А с 19 декабря 2011 года Кабмин включил в состав "Укроборонпрома" ГП "Завод имени В. А. Малышева", Казенное предприятие "Харьковское конструкторское бюро машиностроения имени Морозова", Казенное предприятие "Харьковское конструкторское бюро двигателестроения", т.е. фактически весь “малышевский” комплекс.
Подробно описывая процесс создания управляющей структуры, и стоящих в её главе должностных лиц, позволит нам более чётко разобраться с тем, как изначально было организовано выполнение “тайского контракта”и почему в настоящее время мы говорим о его срыве.
Итак, первый руководитель госконцерна – бывший (а может и не бывший) гражданин России Дмитрий  Саламатин, приступивший к исполнению обязанностей в начале января 2011 года. Его опыта и компетентности опытного аппаратчика и человека, видимо обладающего необходимыми знаниями военной тематики (срочная служба в армии 1983-1985 гг.) должно было хватить для решения главного вопроса – организации координации и взаимодействия более сотни предприятий, входящих в концерн и реализации единой военно-промышленной политики. Формально структура "Укроборонпрома"была создана, но в этот и последующие периоды она не смогла выполнять роль координатора. Основная причина этого – полная некомпетентность новых управленцев, пришедших работать в компанию. Саламатин привёл в неё много военных, которые могли отличить танк от самолёта (как готового движущегося  и издающего кошмарные звуки изделия), но очень плохо соображали в конкретных вопросах  их создания и производства. Зычным  многодецибельным  командирским голосом можно поднять любое количество бойцов в атаку, но при выполнении весьма специфических задач ВПК он нужен как раз в последнюю очередь, пропустив вперёд интеллект и глубокое понимание стратегии и тактики совместных командных действий. А ведь “тайский” контракт был подписан именно при Саламатине, который, по мнению многих компетентных экспертов, и начал его непосредственно убивать. Например, пришедшая на ЗиМ команда Саламатина практически сразу уничтожила одну из важнейших частей ЗиМа , разогнав технологическую службу завода, которая, в своё время вытянула сложный пакистанский контракт, но спасовала перед кадровой чехардой и последовавшими за ней идиотскими командами нового руководства, которые делали невозможным качественный выпуск узлов и агрегатов боевой машины. Сложно судить о первопричинах действий Дмитрия Альбертовича. Можно только предположить, что имея диплом горного инженера и шестилетний подземный стаж, плавно переросший в совершенно непыльную и достаточно престижную работу, в качестве “консультанта”, ”главного эксперта”, ”советника” в офисах российских фирм, а, после переезда в Украину, пройдя путь” народного депутата”, и руководителя“Укрспецэкспорта”, должен был активно приступить к реализации поставленных перед ним ответственных задач в "Укроборонпроме". Но этого не произошло. Отработав чуть больше года и опустив танковый вопрос ниже уровня городской канализации, Дмитрий Альбертович был назначен Министром обороны Украины.
В феврале 2012 года Саламатина на посту в "Укроборонпроме" сменил Дмитрий Перегудов. Этот функционер также заслуживает краткого упоминания о себе. Родился в 1972 году, получил два высших образования – экономическое и техническое, в 2003 году защитил кандидатскую диссертацию. С 1997 года работал в “Укрспецэкспорте”, затем, с 2005 года руководил его дочерней структурой - “Укринмаш”. После чего, он, как и его предшественник, недолго возглавлял “Укрспецэкспорт”, вернувшись туда после назначения генеральным директором "Укроборонпрома" Сергея Громова . Понятно, что за такое короткое время Перегудов не стал не только локомотивом “тайского” контракта, но и его активным сторонником, практически ничего не внеся в его реализацию.
Нынешний, глава "Укроборонпрома", сорокалетний Сергей Громов родился в славной Донецкой области. Там же с отличием окончил университет по специальности “инженер-экономист”. Вся его трудовая деятельность до назначения в госконцерн - работа в финансовой сфере, связанной с производством металла. Последняя должность перед назначением в госконцерн - заместитель управляющего директора болгарского металлопрокатного завода Promet Steel, входящего в структуру “Метинвест-холдинг”, предприятия, с общей численностью персонала немногим более 200 человек и хорошо отлаженным простым технологическим процессом. В "Укроборонпром" Громов, на все ключевые места, расчищенные от вояк Саламатина, привёл молодых управленцев-финансистов среднего звена, работавших до этого, как и он сам, в хорошо налаженных структурах металлургии. Но металлургия, это не машиностроение, особенно, та его часть, которая касается производства новейшей военной продукции, поэтому коэффициент их полезной деятельности, за время пребывания в кабинетах "Укроборонпрома", практически равен нулю. Естественно, что имея в подчинении более ста предприятий, молодому и пока малокомпетентному руководителю нелегко наладить их работу на должном уровне, но учитывая тематику наших публикаций, именно в организации работы ЗиМа и выполнении “тайского” контракта он пока никак себя не проявил.
Теперь, как говорится, вернёмся к нашим баранам. Я уже упоминал, что после того, как счастливые представители “Укрспецэкспорта”, поставили свои подписи на контракте о производстве и поставке Королевству Таиланд 49 новейших, но, как нам уже известно, пока несуществующих танков “Оплот”, умные головы стали думать как же это всё быстро и технично реализовать, при этом заработав себе и государству много валюты. И придумали. Производство боевых машин было поручено ЗиМу, договор комиссии был подписан его генеральным директором Николаем Беловым 7декабря 2011года. Вернее, в тот момент Николай Львович был только-только назначенным И.О.генерального директора. Злые языки, которые, по мнению классика, страшнее пистолета, утверждают, что эти два события были связаны между собой, то есть, подписание упомянутого договора было напрямую связано с ликвидацией этой неопределённой приставки к должности. Так это или нет, можно поинтересоваться у самого Николая , ведь теперь он вольный стрелок и занимается собственным трудоустройством.
Коротко опишем его жизнь до ЗиМа. Родился в 1974, окончил ХАИ, факультет летательных аппаратов, после чего пошёл работать…нет, не на авиазавод, а на ЗиМ. К слову сказать, почему горных и авиационных инженеров, а также экономистов всех мастей, так тянет рулить производством различной бронетехники, понять не могу, наверное, не хотят отрываться от земли, где всегда можно подобрать выпавшую из танка или БТРа монетку. Работал Коля, понятно по специальности: занимался разными коммерческими и внешнеэкономическими делами завода, чуток поработал на Изюмском тепловозоремонтном заводе и в Харьковском аэропорту. Успел очень хорошо проявить себя в качестве финансового гения ДП “Черниговтурист”, легко  и непринуждённо отправляя честных граждан в далёкие и близкие страны. Сами понимаете, что такой роскошный послужной список не мог не закончиться должностью генерального директора Харьковского завода-гиганта, на которую он и заступил, неся бремя накопленного житейского опыта.
 На новом месте службы начиналось у Николая Львовича всё очень красиво. В коридоре заводоуправления Белов водрузил свой портрет в один ряд с прежними, заслуженными руководителями предприятия, после чего занял просторный директорский кабинет и, проходя каждый день и заглядываясь на отретушированное собственное фото, начал работать. Тем более работать было с кем и с чем. На те времена завод ещё не напоминал необитаемые руины фантастического блокбастера, в рабочих кабинетах и цехах находились инженеры и рабочие, которые умели и хотели работать. Необходимо было дать им эту работу, тем более, что в соответствии с условиями подписанного договора на счета предприятия поступила немалая предоплата – триста миллионов гривен, пятая часть всего “тайского” контракта. Представьте себе эту сумму в пачках самой крупной купюры нашей страны – шесть тысяч пачек! Использование их по прямому назначению позволило бы начать перезапуск производство завода под полный технологический процесс производства “Оплотов”, предварительно изготовив и качественно испытав его опытный образец. Однако этого не произошло, немалые деньги быстро разошлись на текущие нужды заводчан и другие проекты, мало соотносимые с производством танка. Чуть не забыл сказать, что деньгами успели  активно попользоваться и нечистое на руку окружение Белова. Через год наступила расплата, но было уже поздно. Ни денег, ни танка на заводе не наблюдалось. Руководству "Укроборонпрома" необходимо было срочно реагировать на происходящие в Харькове безобразия и принимать кардинальные меры к виновным. И они были приняты в соответствии с имеющимися понятиями в этой области существования индивидов. Николай Львович, как главный виновник произошедшего коллапса, был немедленно уволен, удалившись зализывать раны по месту жительства. Быстро убедившись, что он осознал допущенные ошибки, руководство концерна сжалилось над своим непутёвым коллегой, назначив его на должность советника Громова, после чего он был допущен к таинству вещания по вопросам танкостроения.
 А на ЗиМ был назначен новый генеральный директор – Вадим Евгеньевич Федосов. И для завода наступили действительно лихие времена, его накрыло уже по-настоящему. Выбор руководства “Укроборонпрома” был скор и, несомненно, удачен. Впервые генеральным директором был назначен танкист, служивший в ГСВГ и злобно корёживший ухоженную немецкую землю гусеницами грозного Т-64. Правда после этого, с конца 80-х, когда он появился на многострадальной Слабожанщине и до 2005 года, когда сей розовощёкий пупс возглавил 115 БТРЗ в Харькове, какая-либо информация о нём в открытой печати отсутствует. Не подумайте только, что он был тайно заброшен в далёкую Америку и занимался там выведыванием тайн танка М1 Абрамс, стоящим на вооружении одного из наших невероятных противников, параллельно наедая пухлые щечки и подрывая своё здоровье, поедая вредную пищу в местных “Макдональдсах”. Имеется и полукриминальная версия его достаточно длительного отсутствия на малой родине, когда бежавшего от неминуемого наказания Вадика приютила добрая Россия, совершенно бесплатно добавив ему специальное образование для  реализации программы по выведению из строя танковой отрасли нашей страны. Для начала и необходимой тренировки ему был доверен для развала 115 завод. Об этом и другом, очень важном аспекте бездеятельности упомянутых руководителей ЗиМа расскажу в следующей части.

1 комментарий:

  1. Эй автор! Ну то, что передергиваешь и лжешь - это понятно. Здорово оплачено. Но ты хоть что-то конкретное дай по "неминуемому наказанию Вадика". Намекни-ка.

    ОтветитьУдалить